Leave a comment

Партизанская война в Косово и Метохии в 1999 году – Часть 3


Партизанская война в Косово и Метохии в 1999 году

Олег  Валецкий, Русская народная линия

Косово / 13.02.2013


Действия албанской УЧК и сербских вооруженых сил-силы,средства и тактика сторон. Часть 3 …

yugoslavian-army_200_auto

Часть 1

Часть 2

 

Армия Югославии имела также развитую и подготовленную организацию военной полиции которая имела свои роты в каждой бригаде, а батальоны – в корпусах. Военная полиция рассматривалась как своеобразная элита и имела, по сравнению с пехотой, лучшее обеспечение и подготовку.

В составе пехотных батальонов в марте 1999 года были так же созданы «интервентные» взводы в которые брались, как правило, добровольцы. В данном случае под добровольцами понимались, как правило, как раз граждане Сербии, призванные в резерв армии Югославии и выразившие добровольное желание по тем или иным причинам проходить службу на территории Косово и Метохии.

Вместе с тем, в рядах добровольцев было значительное количество иностранных граждан: как сербов по национальности, в первую очередь из Республики Сербской в Боснии и Герцеговине, так и «несербов» в том числе граждан Российской Федерации, Украины, Белорусии, Болгарии, Швеции, Дании и ряда других стран.

В своей массе это были подготовленные лица а некоторые из них оставались на воинской службе в своих государствах и так погибший доброволец-гражданин Российской Федерации Федор Шульга,как выяснилось после его смерти являлся сотрудником Министерства по Чрезвычайным Ситуациям Российской Федерации.

Денежное довольствие добровольцев было таким же как и у резервистов армии Югославии – то есть 49 динар в день, что составляло до 5 немецких марок.

Впрочем, последнее не помешало судебным органам некоторых государств начать преследование добровольцев и так например доброволец из Дании Нильсен (до того работавший в ОБСЕ) был в Дании подвергнут судебному преследованию, очевидно, под политическим давлением.

Впрочем, ошибочно считать что командование армии Югославии сознательно собирало добровольцев. Скорее, наоборот, это командование предпочитало бы что бы их совсем не было, но в силу очевидного политического характера этой войны невозможно было избегать реакции в обществе на подобную политику, последствия которой отражались не на одних военных, а на всем обществе.

В результате, значительная часть этих добровольцев попала в созданные «интервентные» взвода и хотя эти взвода за два с половиной месяца войны с марта по июнь 1999 года не были ни отлажены в действиях, ни обучены для разведывательно-диверсионных действий, однако, сам опыт добровольцев ставил их в положение такого же ранга, как и подразделения и части специального назначения.

Помимо этого местное сербское население частью находилось в полиции, а частью – в военно-территориальных отрядах и они, как и офицеры и подофицеры пограничных караулов армии, хорошо знали и местность, и местных албанцев.

Согласно книге Милана Миялковского и Петара Дамьянова «Терроризм албанских экстремистов» [1] в марте 1999 года силы 15-й танковой бригады из направления Приштины и 252-ой танковой бригады, дислоцированной в Кралево, очистили пути сообщения и обеспечили ввод в бой силам специального назначения МВД и государственной безопасности Сербии, а также подразделениям 37-ой и 125-ой моторизованных бригад, разбивших силы УЧК соответственно в Дренице (37-ая бригада) и в Метохии (125-ая бригада) после чего 37-ая моторизованная бригада заняла позиции в районе Дреницы с целью дальнейшей «зачистки» от сил УЧК, тогда как 125-ая бригада была направлена под Призрен на юг Косово с целью усиления сил 243-й механизированной бригады.

Главный удар армии Югославии и сил МВД Сербии в начале марта 1999 года пришелся на оперативную зону «Лаб», ибо Подуево граничило с Сербией, тогда как рядом с ней находились стратегически важные рудники Старого Трга. Так как местность была вокруг самого Подуево была преимущественно равнинная, а на ее территории, как и на соседней ей территории общины Косовская Митровица, жило много сербов, то особых шансов на успех УЧК не имела здесь. Ее силы в районе Байгоры и Старого Трга были частью разбиты, а частью отступили на территорию других зон в ходе действий.

Большие потери понесла и силы УЧК в зоне «Шаля», где местность также была частично равнинная, где проходили стратегически важные пути сообщения, соединявшие Косовскую Митровицу через Вучитырн с Приштиной и где было много сербских сел.

В Метохии в районе Печи, которую охватывала зона «Дукаджин», согласно Миялковскому и Дамьянову упорные бои велись в районе горного массива Ябланица.

Здесь УЧК с 1998 года создала подконтрольный ей район, охватывавший до пятнадцати сел.

Командир зоны «Дукаджин» Рамуш Харадинай, согласно интервью Первому каналу РТС-государственного телевидения Сербии бывшего командира 125-ой моторизованной бригады полковника Драгана Живановича, имел важную роль в действиях УЧК, так как именно через его зону шли основные каналы по снабжению оружием и боеприпасами УЧК. Нет смысла отрицать что данному обстоятельству благоприятствовало то, что наряду с албанской границей, охранявшейся армией Югославии, зона «Дукаджин» охватывала и тогда административную границу с Черногорией которую охраняла лишь полиция, с тем, что на территории Черногории военное положение так введено и не было, как и не было там мобилизации.

Более того как пишет бывший командующий ВВС и ПВО Югославии генерал Спасое Смилянич в своей книге «Агрессия НАТО – Военно-воздушные силы и противовоздушная оборона в защите отечества» [2] руководство Черногории и силы черногорской полиции враждебно вели себя против армии Югославию поощряя дезертирство из ее рядов самих черногорцев, организуя провокации против военнослужащих и ведя разведку ее объектов.

Подразделения 5го батальона военной полиции Подгорического корпуса ЮНА находились тогда в состоянии боеготовности к возможным столкновениям против сил МВД Черногории.

Очевидно, учитывая влияние албанской наркомафии в Черногории, которая полностью или частично контролировала власть в черногорских Ульцине, Тузи под Подгорицей, в Плаве и частично в Рожае, легко понять, что Черногория являлась базой снабжения УЧК и, тем самым, рост влияния УЧК в Метохии был легко объясним.

Вместе с тем сама фактическая численность подразделений УЧК в зоне «Дукаджин» согласно начальнику военной безопасности Приштинского корпуса генералу Момиру Стояновичу (интервью в телеперадаче «Чирилица» Миломира Марича от 7 декабря 2012 года) достигала лишь 500 боевиков. И потому с наступлением подразделений армии Югославии: сил 125ой моторизованной бригады и сил специального назначения государственной безопасности Сербии сопротивление УЧК было сломлено в начале апреля 1999 года, хотя и в мае продолжались боевые действия. Так в районе Чакора 19-го мая группа, состоявшая из около 20 боевиков, была взята в плен.

Часть боевиков УЧК тогда уходила на территорию Черногорию и так одна группа УЧК была разбита под Рожаем на территории Черногории подразделениями армии Югославии. Еще одна группа УЧК численностью в 13 боевиков была разбита 17-го апреля в районе Плава на границе Черногории и Албании.

Также активные действия продолжались и в районе Малишево, Сувой Реки, Клины, Ораховца и Джаковицы где силы УЧК зоны «Дрим» вели достаточно активные действия до конца войны, и нападение УЧК на городок Джаковицу в десятке километров от границы в мае-июне совершенно не свидетельствует о полной изолированности внутреннего театра боевых действий.

Таким же образом велись боевые действия и против сил УЧК в зоне «Неродимлье», где после того как силами 243ей механизированной бригады был захвачен контролировавшейся УЧК район в районе Урошевца, подразделения УЧК продолжили вести партизанскую войну против армии Югославии.

Зона «Карадак» не отличалась большой активностью действий сил УЧК, так как из общины Гниланы был родом Беджет Пацоли, компаньон по бизнесу известных в Сербии бизнесменов братьев Карич, связанных с Милошевичем, и потому после того как силы 354-ой пехотной бригады армии Югославии и силы полиции Сербии провели «зачистку» района Косовского Поморавля, который и охватывала зона «Карадак» и заняла контролировавшийся УЧК район в подножии горного массива Голия недалеко от города Ново Брдо, то активизации боевых действий здесь стороны избегали.

В условиях полного превосходства армии Югославии командование УЧК лишь стремилось сохранить свои силы. В силу этого УЧК вела боевые действия либо обороняясь в ходе операций по «чищению» (зачистке) югославских сил, либо нападая на отдельные, небольшие группы югославских военных или полицейских, как правило, при их передвижении на автомашинах.

Таким образом, после начала авиаударов НАТО по Югославии в конце марта 1999 года, несмотря на военное положение которое было введено сербской стороной, полного разгрома УЧК сербское командование осуществить не смогло.

В ходе операций армии Югославии и полиции Сербии в силу отсутствия достаточного числа разведывательно-диверсионных подразделений, сложные участки горно-лесной местности нередко оставались непроверенными, тем более, что подразделения УЧК часто получали данные авиационной разведки НАТО о передвижениях сербских сил.

К тому же подразделения не были в своей массе обучены ведению поиска противника по следу и вместо этого часто «зачистки» осуществлялись развертыванием подразделений в цепи и прочесыванием местности.

Закономерно, что подобная тактика требовала большого количества сил, что в свою очередь вызывало внимание авиационной разведки НАТО.

В итоге, многие операции заканчивались так, что многие подразделения даже не разворачивались в боевые порядки. В результате чего деятельность других подразделений пускалась насмарку.

Сами разведывательно-диверсионные действия в Косово велись, главным образом, по инициативе низовых командиров. Комплексного подхода к таким действиям со стороны командования часто не было.

При этом главным недостатком показалось то, что в батальонах не были предусмотрены группы, предназначенные для разведывательно-диверсионных операций, и потому командование и приступило к созданию в батальонах вышеописанных «интервентных» взводов.

Разумеется в ходе этого наступления армии Югославии к началу апреля большинство основных позиций УЧК были захвачены, но, вместе с тем, на практике в Косово и Метохии продолжали сохранятся значительные силы УЧК, которые, разбившись на множество небольших групп, смогли в горах, в некоторых селах, и даже в поселках, организоваться и продолжить партизанские действия против югославских войск.

Их основная концентрация наблюдалась в горно-лесных районах Дреницы (Сербица – Глоговац), горном массиве Чичавицы (от Дреницы до Приштина, Вучитырна и Облича), в горном масиве Жеговца (район Гнилана), в горном районе Паштрика (города Призрен и Сува Река), в районе Байгоры и Старого Трга вплоть до долины реки Ибра, в лесном районе вокруг Урошевца, Штырпцы и Липляна, в горном районе Юника и в районе поселка Ораховца.

Не стоит преувеличивать боевой дух албанцев, но все же они выстояли перед наступлением югославской армии и сохранили УЧК.

Более того, после начала авиаударов НАТО группы УЧК активизировали нападения: по данным Миялковского и Дамьянова всего с 1-го января по 20-ое июня 1999 года было зарегистрировано 658 нападений сил УЧК на подразделения и части армии Югославии. Причем, если с 1-го января 1999-го по 24-ое марта 1999 года таких нападений произошло 106, то с 24-го марта до 20-го июня было проведено 552 нападения сил УЧК на армию Югославии.

В районе Дреницы боевые действия начались с начала марта и там согласно книге Милана Миялковского и Петара Дамьянова «Терроризм албанских экстремистов» важную роль сыграла 37ая моторизованная бригада под командованием будущего начальника Генерального штаба армии Сербии подполковника Любишы Диковича разгромившая силы 113-ой и 114-ой бригад УЧК и захватившей ее позиции и пункты снабжения в селах Ликовац, Обринье, Преказ, Лауш, Ликошаны, Чирез и Овчарево.

На Дренице, как пишет Миялковский и Дамьянов, в районе Горнег Обринья бригада УЧК «Фехми Ландровцы» численостью до двух сот боевиков попыталась провести тогда контрнаступательную операцию, но нападение было отбито.

 

Тем не менее, на Дренице сохранился район под контролем УЧК в Обринье, охватывающего районы сел Обринье, Полужа, Резала, Тырстеник, который представлял собою горный район площадью в несколько десятков километров, оборонявшийся силами полутора тысяч боевиков УЧК.

Этот район стал снабжаться НАТО по воздуху, и так в мае были замечены выброски парашютных контейнеров в этом районе, как и вертолеты НАТО, летевшие со стороны границы.

Было также известно и о действиях британских спецназовцев по непосредственному командованию подразделениями УЧК в этом районе и так согласно данным военной разведки армии Югославии, здесь находился капитан британских сил специального назначения, командовавший отрядом УЧК.

Силы УЧК здесь при поддержке авиации НАТО смогли отбить две наступательных операции армии Югославии и лишь в начале мая силами 37-ой моторизованной и 58-ой пехотной бригад, как и силами МВД Сербии, в том числе спецподразделения САЙ (точнее его резервного отряда), и отрядом русских добровольцев 37-ой бригады, линии обороны УЧК были прорваны и этот район был поставлен под контроль.

Тем не менее, силы УЧК в Дренице продолжили боевые действия до вывода подразделений и частей армии Югославии 17-го июня, в ходе которых погибло и пропало без вести несколько десятков военнослужащих армии Югославии и полиции Сербии. В числе пропавших без вести был и русский доброволец – бывший сотрудник МВД Украины из города Черкассы – Сергей Старцев.

Дреница – область, которую можно обозначить городками или поселками, Сербицей, Глоговцем, Малишево и Клиной была и политическим и военным центром УЧК откуда она черпала основные кадры – Хашима Тачи и Сулеймана Селими. И именно здесь и решалась судьба всей УЧК. В силу этого, закономерно важное внимание к ней командования НАТО и потому сюда были по воздуху переброшены подразделения британского САСа и американских «зеленых беретов».

В районе Призрена и Сувой Реки важную роль сыграла 125-ая моторизованая бригада полковника Драгана Живановича, которой пришлось удерживать оборону вдоль границы с Албанией.

Согласно книге «Терроризм албанских экстремистов», уже 10 апреля с территории Албании началось нападение на позиции армии Югославии в районе пограничного караула «Кошары».

12 апреля нападение повторилось уже на позиции армии Югославии: как в районе пограничного караула «Кошары», так и пограничного караула «Морина».

Сам караул «Кошары», находящийся на юге границы с Албанией на территории Косово, имел достаточно неблагоприятное положение, находясь под горой, возвышавшейся над ним на 200-300 метров.

В мирное время охрана участка государственной границы здесь осуществлялось силами одного взвода с глубинной до полукилиметра-километр.

 

В марте 1999 года на данном участке была дислоцированна сводная группа под командованием подполковника Любинко Джурковича, командира 2-го батальона 125-ой моторизованной бригады. Помимо сил этого батальона в группу вошли также силы 2-го пограничного батальона Приштинского корпуса а также силы выделенные из состава отдельных 63-ей парашютной и 72-ой разведывательно-диверсионных бригад и артиллерийские подразделения.

Помимо этого согласно Любинко Джурковичу в группу были включены многочисленные иностранные добровольцы добровольно вступившие в состав армии Югославии с началом авиаударов, так что в группе находились добровольцы-казаки из России, группа шведов, а также французы, англичанин, словенец и еще ряд добровольцев из бывшего СССР, один из которых Виктор Булах погиб в бою и чье тело осталось у противника.

В Албании, согласно также Джурковичу, находилась десятитысячная группировка УЧК, большая часть которых была мобилизована в состав УЧК путем мобилизации в лагерях беженцев.

Их подготовку вели британские инструктора из состава САС-а с тем что общее командование их действиями осуществляли офицеры армии США, а их огневую поддержку осуществляли артиллерийские подразделения итальянского и французского воинских контингентов.

Помимо этого, по свидетельству Джурковича, разведка армии Югославии располагала данными о наличии хорватских советников в рядах УЧК, как и о наличии там какой-то русскоязычной группы.

Боевые действия начались так, что силы УЧК 9-го апреля прорвали позиции армии Югославии.

Согласно книге Стэйси Салливан [3] в ходе боев за Кошары УЧК все же удалось захватить казармы караула Кошары находившиеся на границе, взяв двух пленных, переданных американскому командованию, и в начале июня с захваченных позиций журналист американской телекомпании CNBC Джеральдо Ривьера сделал репортаж с этих позиций.

Подразделения армии Югославии отступив вглубь территории создали новую линию обороны, но и силы УЧК установили собственную линию обороны так что до сербских позиций расстоянии составляло от 100 до 300 метров.

После этого, по воспоминаниям Джурковича, УЧК силами нескольких рот несколько раз с 12 по 14 апреля пыталась осуществить прорыв сербской обороны на нескольких направлениях одновременно с основным направлением у самого караула и вспомогательными у высоты Мая-зец, у камня Ц-4 и у караула Молич. Нападения были отбиты несмотря на действия авиации НАТО.

Новое нападение УЧК 6го мая также было отбито сербами, хотя и попытка их контрнаступления предпринятая в этот день была сорвана авиаударом НАТО. Безрезультатно закончилось для УЧК нападение 16-го мая, а такой же исход получило и большое наступление УЧК прошедшее с 23 по 25 мая при поддержке авиации НАТО.

Вместе с тем 22 го мая авиация НАТО нанесла авиаудар по захваченным УЧК позициям караула Кошары при чем погибло семеро боевиков УЧК а пару десятков было ранено.

Всего силы армии Югославии, согласно Джурковичу, потеряли в ходе боев за Кошары 34 убитыми, из которых 14 были срочнослужащие а 20 добровольцы и резервисты.

Албанцы же согласно собственным данным в боях потеряли 134 убитыми.

Командование НАТО в этом районе часто использовало авиацию нанесшую несколько ударов кассетными боеприпасами по боевым порядкам армии Югославии, в частности по силам 63-ей парашютной бригады.

Использовало командование НАТО и переброшенные на данный театр боевых действий во второй половине апреля 1999 года вертолеты AH-64 «Аpache», а затем подготовило и другую наступательную операцию на позиции сил армии Югославии в данном районе Призрена на участках пограничных караулов «Горожуп» и «Морина», получившую название «Стрела».

Согласно книге Милана Миялковского и Петара Дамьянова «Терроризм албанских экстремистов» силы УЧК насчитывали до четырех тысяч боевиков поддерживаемых артиллерией и авиацией, а самой операцией командовал Агим Чеку.

Операция «Стрела» началась 26-го мая на участке фронта шириной в шесть километров и с направлением на Горожуп-Планея.

В ходе операция «Стрела» силы УЧК, включавшие в свой состав и подразделения «Атлантической» бригады численностью в шесть сотен человек, были переброшены на горный массив Паштрик, где им удалось 27-го мая фланговым ударом при поддержке вертолетов «Апач» и используя снайперские винтовки калибра 12,7 мм прорвать сербские позиции на границе и захватить господствующие высоты выйдя на линию Горожуп-село Мартинай..

Потом однако наступление остановилось ибо авиации НАТО-бомардировщикам Б-1 и штурмовикам А-10 не удавалось обнаружить хорошо замаскированные позиции сербской артиллерии и часто кассетные боеприпасы сбрасывались или по гражданским районам или просто не попадали по целям.

Затем наступление было остановлено подразделениями 549-ой моторизованной бригады армии Югославии, в которых было значительное число добровольцев.

Подразделения 549-ой моторизованной бригады, которые насчитывали, как пишут Миялковский и Дамьянов, до 450 человек и в качестве огневой поддержки имели батарею 122 милиметровых гаубиц, две батареи 155 миллиметровых гаубиц и одну батарею РСЗО.

Как пишут авторы книги дабы преодолеть сербское сопротивление командование НАТО с 29-го мая начало применять для ударов по сербским позициям стратегические бомбардировщики Б-52 и 31-го мая началось новое нападение сил УЧК, продолжавшееся до 5-го июня.

Тем не менее нападение УЧК было успешно отбито причем сами потери оборонявшихся сербских подразделений составили лишь 25 убитых и 126 раненых. В срыве наступления УЧК важную роль сыграла сербская артиллерия, которая находясь в составе боевых порядков пехоты действуя куда эффективнее артиллерии НАТО.

Подразделения УЧК, имевшие опыт лишь проведения разведывательно-диверсионных действий, не имели опытных кадров для проведения операций по прорыву позиций, тем более что основная масса УЧК были плохо подготовленные мобилизованные албанские беженцы. К тому же отсутствие достаточного количества средств огневой поддержки, как и отсутствие бронетехники не могло быть возмещено действиями авиации и артиллерии НАТО, так что неуспех УЧК был вполне ожидаем.

Помимо этого в районе Призрен – Сува Река продолжали вести партизанскую войну подразделения УЧК, и здесь главным центром сопротивления УЧК в оперативной зоне «Паштрик» стал район Будаково, где действовали большие силы УЧК.

Этот район после осады все-же был захвачен подразделениями армии Югославии, в том числе силами отряда МВД Сербии, в составе которого действовал отряд русских добровольцев под командованием будущего героя России подполковника 45-го полка спецназа ВДВ Анатолия Лебедя.

В ходе боев силы УЧК в данном районе были разгромлены, в том числе был уничтожен значительный процент командного кадра УЧК, однако боевые действия здесь продолжились, как например, в районе Батуши.

Поразительно, но у УЧК ведшей активные боевые действия с февраля-марта 1998 года, так до конца войны и не получило управляемых ПTPK типов TOW (США), Dragon (США), Sfingfire (Великобритания) Milan и HOT (Франция – Германия) которые могли значительно изменить характер боевых действий.

Между тем, УЧК могла самостоятельно приобретать оружие в Иране, так же как это делали боснийские мусульмане в 1992-95 годах. И, вероятно, иранские противотанковые ракетные комплексы RAAD (советская «Малютка», причем в Иране выпускают и модернизированную версию с тандемной боевой частью и с новым прицелом), гранатометы РПГ – 7 и безоткатные орудия СПГ – 9, как и относительно широкий ассортимент противопехотных и противотанковых мин американской, китайской и итальянской разработок, как и минометы, подняли бы на новый уровень возможности УЧК.

Албанцев мог бы вооружать и Египет, где довольно широко была развита военная промышленность, причем Египет, как и Китай, выпускал 130мм пушки М-46 и переносной ракетный зенитный комплекс Стрела-2 М.

Несколько батарей пушек 130 мм пушек поставил бы места дислокации армии Югославии под угрозу постоянных артиллерийских ударов, тем более что уже известен аналогичный опыт Вьетконга, успешно наносившего удары по базам армии США в ходе войны во Вьетнаме.

Помимо этого, оружие косовские албанцы могли получать и через Боснию и Герцеговину, где под конец войны в 1995 году боснийским мусульманам поступили китайские ПTPK «Красная Стрела-8» (аналог TOW), чьи модификации – 8E имели дальность стрельбы до 4 км и тандемную боеголовку.

Наконец, сама армия США располагала переносными системами дистанционного минирования MOPMS (Modular Pack Mine System), также описанными в американском уставе FM 20-32, которые принадлежит к классу кассетных мин – FASCAM (Family of SCAtterable Mines) и представляют собою малогабаритные переносные прямоугольные контейнеры М131 общим весом каждый 162 фунта (≈75 килограмм), содержащий семь кассет, каждая с тремя минами. Всего в контейнере имелось по 17 противотанковых противоднищевых мин M76 и по 4 противопехотные натяжные мины осколочного действия мины М77.

Эти мины были идентичны по своим весогабаритным характеристикам, конструкции и действию (исключая устройства перевода в боевое и безопасное положение и управления) минам авиационной системы минирования Gator (BLU-91/B и BLU-92/B) и системы минирования Volcano.

Контейнеры расставлялись на расстояниях до 70 метров по фронту. Выброс мин из контейнеров М-131, производился вышибным зарядом в полукруге радиуса 35 метров, по направлению к противнику, командами с помощью радиостанции М-71RCU. Через 2 минуты мины переводятся в боевое положение, причем в конце этого периода из мины М77 выбрасываются натяжные нити. С помощью пульта управления М-71RCU оператор может держать под своим контролем до 15 контейнеров. Оператор может задавать минам (что является их отличием от мин системы GATOR) время может задаваться на 4 часа, с возможностью трехкратного повторения.

Дальность управления 1-3 км, также возможен вариант дачи команды на выброс мин из контейнеров по электрокабелю.

Система MOPMS обеспечивала возможность разведывательно-диверсионным группам, а и остальной пехоте, бороться с наступающими бронетанковыми силами противника, опять-таки при условии использования и иных противотанковых средств. Такая система была подходящая для проведения засад, когда возможно несколькими подобными контейнерами отсечь пути возможного выхода противника из засады.

Наконец, возможно было использование переносных одноствольных кассетных контейнеров Grillo-90, Grillo-120, созданных в Италии для дистанционной установки мин компанией Valsella.

Раз всех этих систем вооружения у УЧК не появилось то, очевидно, что УЧК для НАТО продолжала оставаться достаточно «сомнительным» партнером и ее усиливать не хотели.

Лишь в апреле 1999 года в конгрессе США было принято решение о выделении УЧК 25 миллионов долларов и так как времени оставалось мало, то УЧК так и осталась легковооруженой пехотой. Это свидетельствует о том, насколько НАТО опасалось усиления УЧК, и потому возлагало куда большие надежды на закулисные переговоры политиков и авиаудары с воздуха.

Безусловно, США ушли далеко в разработках различных «экзотических» видов оружия, которые могут быть использованы силами специального назначения в ходе действий на территории самой Югославии.

Уже к 1999 году из самой военной прессы Югославии можно было узнать о разработках в США новых видов оружия для проведения диверсий в тылу противника, как например различные химические составы (на основе галлия, цезия, рубидия, индиума), приводящие в негодность металлические конструкции или горючее, разработки мелкой крошки из керамики, которая при распылении на аэродроме вызывает повреждения двигателей машин при их запуске (путем всасывания в них при запуске).

Однако, все эти разработки в Югославии 1999 года почему-то применены не были, хотя и не требовали вступления подразделений спецназа США в прямой огневой контакт, а могли быть применены военнослужащими спецназа США находившихся в составе УЧК, точно также как они применяли лазерные целеуказатели.

Что касается самих действий «Сил специального назначения США», то война 1999 года, вопреки сформированному тем же Голливудом в бывшей Югославии общественного мнения, не продемонстрировала примеров превосходства сил специального назначения НАТО над югославскими, просто потому что командования сил специального назначения США и Великобритании избегали привлекать свои подразделения к прямым столкновениям против подразделений армии Югославии.

На практике операции «специального назначения» НАТО на территории противника свелись главным образом к ведению разведки, в том числе и агентурными методами.

То что спецслужбы НАТО вели силами местной агентуры как из числа албанцев так и сербов агентурную разведку показывало что системы электронной разведки, приборы оптико-тепловизионного наблюдения, спутниковые системы разведки и не всегда дают полную и достоверную информацию о противнике.

Подтвердилось старое правило, что только разведывательная информация полученная непосредственным контактом человека с объектом разведки, может дать о нем самую достоверную информацию.

Помимо этого важной областью было наведение с земли систем управляемого оружия.

В книге Спасое Смилянича «Агрессия НАТО-Военно-воздушные силы и противовоздушная оборона в защите отечества» [2] пишется, что было обнаружено до двадцати радиолокационных маяков-локаторов вокруг объектов ПВО, установленных агентами спецслужб НАТО: как из числа различных «международных» наблюдателей, так и из числа югославских граждан. Помимо этого подобные маяки устанавливались вокруг объектов самой армии Югославии, а также объектов инфраструктуры. В Косово и Метохии для установки маяков привлекались также члены УЧК.

Применение наводимых наводчиками с земли из числа военнослужащих спецназа США и Великобритании лазерных УАБ в ходе боевых действий в Косово дало возможность оказывать им непосредственную огневую поддержку силам албанской УЧК в ходе операций югославской армии.

Уничтожая одиночные цели в виде танков, бронетранспортеров и грузовиков силы военнослужащие сил специального назначения США и Великобритании этим компенсировали превосходство армии Югославии над УЧК.

Таким образом, задача спецназа состояла не в организации засад и захвате «языков», как это представлялись в фильмах Голливуда, которые после окончания войны и свержения Милошевича со временем стали довлеть над психологией ряда военных и гражданских чиновников силовых ведомств Сербии, а в наведении управляемых авиабомб (с лазерной ГСН) с помощью лазерных целеуказателей, установке радиолокационных маяков и обеспечении работы различных систем радиотехнической разведки.

В этих условиях вступать в прямой огневой контакт спецназу британских и американских войск и не было смысла, и подобный контакт происходил лишь в случае если подразделениям армии Югославии удавалось найти базы, где, помимо подразделений УЧК, базировались и подразделения спецназа США или спецназа Великобритании, что очевидно было большой редкостью.

 

Вместе с тем, при необходимости огневую поддержку силам специального назначения США и Великобритании могли обеспечить самолеты АС-130H которые, согласно книге «Агрессия НАТО – Военно-воздушные силы и противовоздушная оборона в защите отечества», применялись в тех районах Косово и Метохии, где ПВО была подавленна либо отсутствовала. Помимо этого вертолеты сил специального назначения ВВС США (прежде всего МН-53) принимали участие в действиях в глубине территории Косово и Метохии.

Последние на вооружение своего командования AFSOC имели ряд типов специальных самолетов и вертолетов для низких ночных полетов при пониженном собственном шумовом уровне (МС – 130 Е, МH-53, МH-47 Е, МH – 60 К) которые применялись для переброски личного состава в центральные районы Косово, где УЧК таким образом получала и боеприпасы, и подкрепление.

Данные задачи осуществляла согласно данным сербских спецслужб 325-ая авиагруппа которая имела задачу обеспечивать действия 10-ой группе специального назначения Командования специальных операций США – USSOCOM, которая с конца 1997 г. вела подготовку албанских боевиков в Албании.

325-ая авиагруппа AFSOC используя как базы в Албании, так и авиабазы Бриндизи и Виченца в Италии обеспечивала переброску на внутренний фронт Косово как боевиков УЧК, так и сотрудников западных спецслужб и группы спецназа США и Великобритании, осуществлявших сбор информации, командование действиями групп УЧК, координацию действий УЧК с авиацией НАТО и целеуказание для авиации НАТО наземных целей.

Согласно книге бывшего командующего ВВС и ПВО Югославии генерала Спасое Смилянича [2] в составе ВВС и ПВО были созданы силы «противодесантной борьбы» состоявшие из группы истребительной авиации созданной на базе 83-го истребительного полка базированной на авиабазе Слатина под Приштиной, эскадрильи истребительно-бомбардировочной авиации базированной на аэродроме Ниш, эскадрилья противотанковых вертолетов базированных в районе Звечаны, одна батарея самоходных ЗРК «Куб» в районе Липляны и две батареи самоходных ЗРК малой дальности «Стрела-1М» и ПЗРК «Стрела-2М» дислоцированных в районах Липлян-Косово поле.

Однако, согласно Смиляничу, через несколько дней после начала авиаударов НАТО данные силы были расформированы.

 

Создание новых систем управляемого оружия увеличило возможности сил специального назначения США и Великобритании, что позволило разведывательно-диверсионным группам в несколько человек поражать любые цели на всю глубину территории Югославии.

Не случайно что после войны в Косово и Метохии в военно-политических кругах США не раз выдвигали предложения о сокращении сухопутных войск и создании небольшого воинского контингента, достаточного для переброски по воздуху в любую точку мира.

По сути, контингент представлял бы из себя силы специального назначения США в первом эшелоне и моторизированную пехоту, оснащенную легкобронированной техникой во втором эшелоне, и главная бы его задача заключалась в обеспечении эффективного применения систем управляемого оружия воздушного, морского и наземного базирования в сотрудничестве с местными «союзниками».

Американское военное командование было настолько уверено в своем превосходстве, что считает возможным уже сегодня эту теорию осуществлять на практике.

Эта теория была разработана бывшим командующим корпусом морской пехоты генералом Чарльзом Крулаком, который являлся автором доктрины «войны в трех кварталах», согласно которой в то время, пока в одном квартале морские пехотинцы ведут боевые действия, во втором они могут вести «зачистку» территории, а в третьем раздавать гуманитарную помощь.

Руководство США, основываясь на своем превосходстве, по сути, полагало возможным возвратиться к практике начала XX века, когда американская морская пехота проводила подобные операции в странах Центральной Америки и Карибского бассейна.

Практически данная стратегия была ориентирована на создание небольших вооруженных сил, оснащенных современными системами управляемого оружия, а также средств разведки и радиоэлектронной борьбы, которые могут без долгой подготовки самостоятельно вести боевые действия в любой точке планеты при помощи местных союзников

При этом государственный аппарат не проводил бы традиционных мер по переводу жизнедеятельности стран на военное положение.

 

Примечания:

[1] «Тероризам албанских екстремиста”.Милан Мијалковски,Петар Дамјанов. Новинско-издавачки центар «Војска”.Београд.2002 г.

[2] «Агресија НАТО-Ратно ваздухопловство и противваздушна одбрана у одбрани отаџбине”. Генерал Спасоје Смиљанић.Београд. 2009 г.

[3] «Be not afraid». Stacy Sullivan. St Martin’s Press. New York. 2004

 

 

Использованные материалы:

1.                  «Тероризам албанских екстремиста». Милан Мијалковски, Петар Дамјанов. Новинско-издавачки центар «Војска». Београд.2002 г.

2.                  «Геройская защита разбудившая мир». Спецвыпуск (Номер 5 за 2000 год) журнала Генерального штаба Армии Югославии. Белград / «Herojska odbrana koja je probudila svet» – specijalni broj časopisa «Novi glasnik», br. 5., 2000. god.

3.                  «Трећа армија на тежишту одбране» – генерал-пуковник Лазаревић Владимир. Журнал «Војно-технички гласник», №5, 2000 г.

4.                  «Приштински корпус: одбрана на више фронтова» – генерал-мајор Стевановић Радојко. Журнал «Нови гласник», №5, 2000 г

5.                  «Агресија НАТО-Ратно ваздухопловство и противваздушна одбрана у одбрани отаџбине”. Генерал Спасоје Смиљанић. Београд. 2009 г.

6.                  Статья «Генерал спржене земље».Д.Вујичић,Р.Мирков.»Вечерни новости». Београд. 12.10.1999 год («Генерал сожженной земли». Д.Вуичич, Р.Мирков. Газета «Вечерни Новости».12.10.1999 год. Белград)

7.                  Статья «Новая стратегия генерала Чеку» Джуро Козар. Журнал. «Svijet». Sarajevo («Nova strategija Agima Čekua» – Đuro Kozar, «Svet», 23.05.1999.)

8.                   «Al-Kaida u Bosne I Herzegovine – mit ili stvarna opasnost». Vlado Azinović.»Slobodna Europa»

9.                  Moderno ratovanje. Vesli K. Klark.Prevodilac: Jelena Stakić, Vesna Hadžić (Waging Modern War. Wesley K. Clark) “Samizdat B92″. Beograd 2003

10.              «Be not afraid». Stacy Sullivan. St Martin’s Press. New York. 2004

11.              «The Yugoslav wars – Bosnia, Kosovo and Macedonia”. Nigel Thomas, Krunoslav Mikulan, Darko Pavlovic. Osprey Publishing.

12.               «Kosovo – what everyone need to know”. Tim Judah. Oxford University press. 2008

13.              «Za hrabrost, ali i zbog mira u kući» – Dragoljub Petrović, «Glas Javnosti», 19.07.1999.

14.              Статья «ЙСО-Специальные силы полиции» – Специальное приложение No2 к журналу «Калибар». Бранко Богданович, Милан Галович. («JSO» – specijalni prilog br.2. magazinu «Kalibar», Branko Bogdanović, Milan Galović)

15.              «Jubilej SAJ» – Istok Bojović, Manojlo Vukotić, Branko Bogdanović, Dragan Džamić, Boris Vojvodić, Milan Galović, Dade Subašić, časopis «Kalibar», br. 62

16.               «Вооруженный конфликт 2006 года в Ливане». Михаил Барабанов. Сборник «Чужие войны». Центр анализа стратегий и технологий.Москва.2012 год под редакцией Руслана Пухова.

17.              «Pravilo bataljon (pešadijski, morotizovani, brdski, planinski, partizanski i mornaričke pešadije)”. Generalštab oružanih snaga SFRJ. 1988

18.              «Knin je pao u Beogradu».General-major SVK Milisav Sekulić, Beograd 2001

19.               ‘CIA Aided Kosovo Guerrilla Army’. Tom Walker and Aiden Laverty. Sunday Times, 12 March 2000

20.              «New American Magazine», May 24, 1999

21.              «Подразделения спецназа и осназа Вооруженых сил Югославии и МВД Сербии». Бранко Богданович

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: