Leave a comment

Олег Валецкий – Партизанская война в Косово и Метохии в 1999 году – Часть 2.


Партизанская война в Косово и Метохии в 1999 году

Олег  Валецкий, Русская народная линия

23.01.2013

Часть 2. Состав албанской УЧК и состав сербских вооруженных сил …

Часть 1

23_01_13_crveni-beretke-1_200_auto

Внутренний фронт же, по большому счету, охватывал вовсе не все Косово и Метохию, а лишь там, где албанское население составляло большинство, и где это позволял характер местности.

Албанцы, прежде всего те, кто жил в довольно глухих селах, во многом соответствовали требованиям партизанской войны.

Нельзя, конечно, сказать, что они, по крайней мере, в начальный период, проявляли большое упорство в боях против регулярной армии. Пока было куда бежать, многие из них бежали, но партизанская война, в большинстве случаев, и ведется подобным образом «выстрелил-убежал».

Однако, любой партизан должен иметь куда убегать, где бы он мог выспаться и поесть. Конечно, албанцы создали в лесах немало складов и блиндажей, но все равно без опоры в селах они долго воевать бы не смогли.

В Косово же и Метохии было немало сербских сел, а в некоторых общинах албанцы составляли меньшинство населения.

Местные сербы с началом войны распределены по войсковым подразделениям в Косово и Метохии, главным образом в составе отрядов «Территориальной обороны» армии Югославии и потому бойцам УЧК нечего было делать вблизи их сел.

Тем самым, районы от Косовской Митровицы вдоль дорог к Рашке, Новому Пазару и к Печи вдоль границы с Сербией и Черногорией были полностью или относительно безопасными. Тоже относилось и к дороге Косовска Митровица-Вучитырн-Приштина-Гниланы, которая вследствие своей важности была в первую очередь «зачищена» армией в самом начале войны, да и многочисленные сербские села в окрестностях Приштины (прежде всего Косово Поле, Прилужье, Грачаница) дали возможность сербам с началом авиаударов НАТО поставить Приштину под почти полный контроль.

Схожая ситуация была и в районах Гниланы и Косовской Каменицы, где так же было много сербских сел, было много югославских войск, сконцентрированных в направлении македонской границы, а и сами местные албанские кланы старались избегать конфликтов с армией.

Национальные меньшинства в Косово и Метохии (цыгане, а также и горанцы, т.е. исламизированные, но не албанизированные сербы – прим. РНЛ) поддерживать УЧК отказались. Горанцы, жившие на стыке границ Сербии, Албании и Македонии, выступили тогда на стороне сербов.

В районе Горы, Драгаша и Штырпце, наличие сербских и горанских сел и большое количество войск в пограничной с Македонией области делала партизанские действия для УЧК довольно сложными, по крайней мере, в области границы.

Однако, на остальной части Косово и Метохии – в районе Метохийской долины и Дреничкой котловины – в районах от Джаковицы до горного массива Чичавица, отделявшего Дреницу от Косовской долины где находились Приштины и Вучитырн, и от села Истог до Ораховца, Малишево и дальше до Урошевца с весны 1998 года постоянно шла партизанская война, то затухающая, то разгорающаяся.

Согласно книге Милана Миялковского и Петара Дамьянова «Терроризм албанских экстремистов» [1] к началу авиаударов НАТО число албанских боевиков в самом Косово и Метохии составляло до 24 тысяч, и их главный штаб в самом Косово находился в селе Драгобилье под Ораховцем, тогда как вся территория Косово и Метохии была ими разделенна на оперативные зоны в которых действовали «бригады» УЧК.

Боевики УЧК были распределенны на территории Косово и Метохии в семи оперативных зонах:

1-ая «Дреница» (командир Сами Люштаку) в которой были  сформированы 111-ая «Фатмир Ибиши»,112-ая «Шериф Юнузи»,113-ая «Муе Красничи» и 114-ая бригады «Фехми Ладровци»;

2-ая «Лаб» (командир Рустем Мустафа) в которой были сформированы 121ая «Шабан Шаля», 122ая «Захир Паязити»,123-ая, 124-ая и 125-ая бригады;

3-ая «Дукаджин» (командир Рамуш Харадинай) в которой были  сформированы 131-ая «Юсуф Гервала»,132-ая «Мирте Зенели», 133-ая «Адриан Красничи» ,134-ая бригады «Бедри Шаля»,136-ая и 137-ая бригады;

4-ая «Шаля» (командир Рахман Рама) в которой были  сформированы 141-ая «Мехо Ука»,142-ая «Азем Галица»,143-ая бригады;

5-ая «Паштрик» (командир Тахир Синани) в которой были  сформированы 151-ая «Захир Паязити»,152-ая «Шала»,153-ая бригады;

6-ая «Неродимле» (командир Шукри Буя) в которой были  сформированы 161-ая «Ахмет Качику»,162-ая «Агим Байрами»,163-ая бригады; и

7-ая «Карадак» (командир Ахмет Исуфи) в которой были  сформированы 171-ая «Кадри Зека»,172-ая и 173-ая бригады.

В 1-ой зоне «Дреница», охватывавшей районы общин Сербица и Глоговац, а также включавшая часть территории общин Косовская Митровица, Вучитырн, Клина и Обилич, насчитывалось до четырех тысяч боевиков,

во 2-ой зоне УЧК- «Лаб»-в районе территории общины Подуево число боевиков УЧК достигало 18 тысяч,

в 3-ей зоне «Дукаджин» охватывавшей территорию общин Дечани, Печ, Джаковица и Исток, как и часть территории общины Клина находилось до 700 боевиков УЧК,

в 4-ой зоне «Шаля» также включавшей часть общин Косовская Митровица, Вучитырн и Обилич насчитывалось до тысячи боевиков УЧК,

в 5-ой зоне «Паштрик» охватывавшей территорию общины Призрен и часть территории общин Сува Река насчитывалось до 600 боевиков УЧК,

в 6-ой зоне «Неродимлье» включавшей часть общин Липлян,Урошевац,Качаник и Сува Река насчитывалось до полторы тысячи боевиков УЧК и

в 7-ой зоне «Карадак» охватывавшей территорию общины Гниланы насчитывалось до полторы тысячи боевиков УЧК.

Подразделения УЧК, действовавшие на «внутреннем» фронте, то есть на самой территории Косово и Метохии, были вооружены легким стрелковым оружием преимущественно китайского производства со складов армии Албании, а также ограниченным количеством образцов стрелкового оружия западного производства в том числе снайперскими винтовки типа «Heckler» и «Barret» калибра 12,7 мм.

Так же на ее вооружении находились гранатометы типов «М-57», М-80, РПГ-7 и «Армбруст» как и легкими минометы калибра 60 и 82 мм.

В силу этого, еще до начала авиаударов НАТО 24 марта 1999 года, в самом начале марта командование югославской армии, которому было передано общее командование всеми вооруженными силами в Косово и Метохии, дало приказ на общее наступление. Командовал операцией командующий корпусом генерал Владимир Лазаревич, тогда как общее руководство осуществлял генерал Небойша Павкович, командующий Третьей армией, в чью зону ответственности входила помимо Косово и Метохии, вся Южная Сербия.

В начале марта 1999 года, то есть, еще до начала авиаударов, Приштинский корпус был пополнен техникой и усилен новыми частями, так что мобилизацией командованию надо было лишь пополнить уже дислоцированные в Космете части.

Общая численность Приштинского корпуса в марте достигала 75 тысяч военнослужащих, а силы МВД Сербии в Косово насчитывали до 17 тысяч сотрудников, однако с началом мобилизации численность Приштинского корпуса была увеличена вдвое до 150 тысяч военнослужащих.

Приштинский корпус согласно статье генерал-майора Радойко Стевановича «Приштинский корпус-оборона на разных фронтах» [2] имел тогда следующие бригады: три танковые (номера 15-ая, 211-ая, 252-ая), две механизированные (243-ая 354-ая,),пять моторизованных (125-ая, 549-ая, 78-ая и 37-ая),четыре пехотных (номера 7-ая, 58-ая, 175-ая) а также несколько «легкопехотных» резервных бригад и отрядов (батальонного) состава а также три отдельных пограничных батальона, батальон военной полиции, артиллерийские (16-ая и 52-ая) бригады и 102-ая противотанковая бригада, а также отдельные артилллерийские дивизионы и инженерные батальоны и прочие подразделения и части боевой и тыловой поддержки.

Под командованием командующего Приштинским корпусом генерала Владимира Лазаревича также находились армейские части центрального подчинения- 63-ая парашютная и 72-ая разведывательно-диверсионная бригады называвшиеся в армии Югославии «специальными» частями.

63-ая парашютная бригада состояла из нескольких парашютных рот и одной- двух разведывательных рот, а также одной- двух групп (взводного состава) поиска и спасения пилотов сбитых самолетов и вертолетов. Она находилась в 1999 году под командованием подполковника Илии Тодорова и входила в состав ВВС и ПВО Югославии.

63-ая бригада использовалась тогда для самых ответственных задач, но эти задачи были в большинстве своем обусловлены не «парашютным» профилем этой бригады, хотя в составе ВВС и ПВО Югославии находились на вооружении военно-транспортные самолеты Ан-26 и вертолеты Ми-8, а нуждами командования. И парашютисты здесь обороняли штабы, сопровождали конвои, ходили в пехотные атаки на границе и боролись с диверсантами.

72-ая разведывательно-диверсионная бригада дислоцированная в Панчево, и подчиненная Генеральному штабу армии Югославии, состояла из двух батальонов (диверсионного и «антитеррористического») пополнявшиеся военнослужащими-«контрактниками», а позднее был создан еще один диверсионный батальон, пополнявшийся срочнослужащими.

Также существовали разведывательные роты в бригадах и диверсионные отряды батальонного состава в корпусах. Командиры бригад и корпусов существовавшие в составе их частей разведывательные роты и диверсионные отряды использовали по всем возникавшим нуждам в области как правило разведки.

Помимо этого в оперативном подчинении штаба Приштинского корпуса находились силы МВД Сербии которые состояли из отрядов ПЙП (особых частей полиции – посебне јединице полицији), отряда ЙСО-спецназа государственной безопасности, так называемых «красных беретов», а также отряда по борьбе против терроризма МВД Сербии-САЙ.

У органов государственной безопасности Югославии был опыт подавления партизан такого рода когда в Косово после Второй Мировой войны была развернута широкомасштабная партизанская война албанцев.

Албанских партизан звавшихся «баллисты» от названия их организации «Бали Комбатаре» смог за несколько лет разгромить югославский КНОЙ – воинские части управления госбезопасности Югославии – ОЗНА под руководством начальника этого управления-Александра Ранковича.

После окончания боевых действий в Косово и последующей сменой Ранковича, управление госбезопасти – ОЗНА переименованное в СДБ (Служба Државне Безбедности) больше не имела в подчинении воинских подразделений и частей специального назначения.

Согласно статье Бранко Богдановича «Подразделения спецназа и осназа Вооруженных сил Югославии и МВД Сербии», не имела подобных подразделений ни Югославская народная армия – ЮНА.

Когда в июне 1972 года из заграницы была заброшена силами «усташской» организации хорватской эммиграции «Хорватское революционное братство (Hrvatsko revolucionarno bratstvo)» диверсионная группа числом в 19 человек, то в ходе боев против нее ЮНА и МВД сумели уничтожить 15 диверсантов, а четверых взяв в плен, потеряв при этом 13 убитыми и большое число раненными.

В результате в составе военной полиции ЮНА были созданы «специальные» антитеррористические батальоны, такие же батальоны в 1977ом году были созданы в составе Территориальной обороны ЮНА а были  сформированы отряды батальонного состава специального назначения при Министерствах внутренних дел каждой республики СФРЮ.

Когда в Косово и Метохии в 1981-ом году начались массовые албанские беспорядки, направленные как против югославской власти, так и против местных сербов, то тогда туда посменно посылались силы «специальной» милиции из всех республик бывшей Югославии.

Также при МВД каждой из республик бывшей СФРЮ были созданы отряды «специальных антитеррористических» сил-«САЙ» (САЈ – специална антитерористичка јединица) центрального подчинения, представлявшие собою согласно современной терминологии подразделения специального назначения, предназначенные для борьбы против террористов, освобождения заложников и арестов особо опасных преступников.

МВД Сербии согласно статье «Юбилей САЙ» вышедшей в 62-ом номере журнала «Калибар» за 2001 год [3] располагало с 1978 года «антитеррористической» частью «САЙ»? созданной в 1978 году, со штабом и главной базой в Белграде в районе Авала.

Были также созданы отряды «САЙ» дислоцированные в Новом Саде и Приштине, но в 1992 году отряды в Новом Саде и Приштине были «угашены» и остался один отряд в Белграде из десятка групп взводного состава.

В ходе войны 1991-95 годов в интересах МВД Республики Сербской Краины также действовал и отряд «Шкорпиони» который после разгрома Республики Сербской Краины свою главную базу перенес в Сербию в городе Шид. С началом войны в Косово в 1998 году этот отряд был принят на постоянную службу как резервный состав отряда САЙ МВД Сербии.

В бывшей СФРЮ существовали также силы «специальной милиции» предназначенной для борьбы с беспорядками, имевшей систему резерва – большое количество резервных сотрудников, частью служивших в обычной милиции, частью находившихся на гражданской работе.

Эти силы в МВД Сербии в котором милиция была переименована в полицию, к началу войны в Косово в 1998 году были организованны в несколько отрядов и бригад ПЙП  – особых сил полиции, дислоцированных по всей Сербии и состоявшие как из постоянного, так и из резервного состава.

Командование МВД Сербии считало, что всю полицию надо «обкатать» в Косово и Метохии, и посылало туда помимо особой полиции и обычную полицию, прежде всего «интервентные» взвода управлений полиций каждой общины – СУП (станица унутрашњих послова).

Вместе с тем, командиры таких сводных отрядов полиции нередко избегали рисковать своим личным составом и в силу этого полиция предпочитала нести службу по дорожным постам, и не пытаясь вести активную борьбу с боевиками по лесам.

При том вследствие отсутствия навыков быстрых и точных ударов у многих, подразделения полиции нередко упускали противника, в особенности его боевое ядро в ходе операций «чищения» (зачисток)

Офицеры армии Югославии были этим недовольны, и потому главной силой штаба сил МВД в Косово стали подразделения спецназа государственной безопасности Сербии.

Данный спецназ был создан руководством госбезопасности (ДБ) Сербии в 1991 году.

Йовица Станишич, шеф госбезопасности ДБ Сербии поручил тогда начальнику своего 2-го управления (ответственного за ведение разведывательной деятельности) Франко Симатовичу -«Фрэнки» и его заместителю Радоице Божовичу создание сил специального назначения, которые были бы способны организовать сербов Хорватии, а также Боснии и Герцеговины. Их создание началось летом 1991 в «Книнской Краине» на территории созданной тогда в Хорватии Республики Сербской Краины – РСК.

Благодаря сербским ветеранам французского иностранного легиона, привлеченным для обучения, бойцы отряда стали носить красные береты, и со временем этот «спецназ» стал зваться по своим головным уборам – «цервени беретки» – «красные береты». Также был привлечен для их подготовки Драган Василькович, носивший кличку «капитан Драган». Сам Драган Василькович родился в Белграде, но в еще несовершеннолетнем возрасте с родителями выехал в Австралию, где натурализовался, приняв имя Даниэл Снеденн. Получив полномочия от Йовицы Станишича и тогдашнего министра внутренних дел Сербии Радмило Богдановича, «капитан Драган» в лагере Голубичи в «Книнской Краине», из несколько тысяч местных добровольцев создал первый отряд численностью около 130 человек названных «книнджами».

Со временем отряды «красных беретов» благодаря существованию большого числа резервистов в составе их сил, распространились по всей территории Хорватии подконтрольной сербам.

Генерал-майор СВК (армии республики Сербская Краина) Милисав Секулич в своей книге книге «Книн пал в Белграде» [4] достаточно положительно отзывается о «книнджах» «Капитана Драгана» называя их самой подготовленной и дисциплинированной частью СВК, не раз проводивших диверсантские операции в тылу хорватских войск, хотя, как ни странно, в их подразделениях было немало женщин.

Сотни сербских добровольцев из Хорватии и соседней Боснии и Герцеговине, пройдя обучение в этом лагере, возвращаясь домой, создавали в координации с ДБ Сербии новые отряды «красных беретов», ставших важным компонентом вооруженных сил местных сербов, а также и надежным орудием этой самой ДБ.

Силы «красных беретов», созданные в соседней Боснии и Герцеговине еще до начала боевых действий в апреле 1992 года сыграли важную роль в самом начале боевых действий когда ими и было захвачено большая часть политических центров власти и организованны местные сербы.

После войны, в 1996 году согласно статье «ЙСО» авторов Бранко Богдановича, Милана Галовича опубликованной в специальном приложении №2 к журналу «Калибар» [5] в Сербии при управлении ДБ был создан отряд ЙСО (ЈСО – јединица за специалне операције) «красных беретов», численностью до 800 человек постоянного состава под командованием сначала Фрэнки Симатовича, а затем бывшего офицера отряда «СДГ (Сербская добровольческая гвардия – Српска Добровољачка Гарда)» Милорада Луковича (Улемека) дислоцированный в городке Кула недалеко от Нового Сада.

В силу существования системы «активного» резерва, этот отряд имел свыше десятка тысяч своих резервистов, находившихся в базе данных государственной безопасности Сербии.

Сам боевой путь «красных беретов» описан их командиром Милорадом Улемеком, прозванного также «Легией» в его книге «Гвоздени ров», которая представляет собою художественное произведение, созданное на базе воспоминаний автора, созданное им в тюрьме где он отбывает наказание в 40 лет лишения свободы за организацию убийства премьер-министра Сербии Зорана Джинджича в 2003 году.

Заместитель Симатовича – Радоица Божович со сменой Милошевичем со своих должностей Станишича и Симатовича, в 1998 году перешел с группой своих сотрудников к тогдашнему главе Черногории Мило Джукановичу, став опорой последнему и главой «специальной» полиции Черногории.

Парадоксально, но силы этой «специальной» полиции Черногории в 1999 году имели главного противника в лице не албанцев, с которыми черногорские ОПГ неплохо сотрудничали в торговле сигаретами и наркотиками, а военную полицию югославской армии, точнее, пятый батальон военной полиции Подгоричского корпуса с тем, что в этом батальоне было немало бывших подчиненных Божовича из рядов «красных беретов», времен войны 1991-92 гг.

После войны роль в войне «красных беретов» абсолютно не исследовалась, ибо их действия в силу деятельности Международного трибунала в Гааге, как и различных международных и югославских правозащитников, была засекречена даже в отношениях боевой подготовки и снабжения.

Между тем за всей шумихой о военных преступлениях забывается роль на поле боя, которую сыграли подразделения «красных беретов» в войне в Косово, ибо очевидно что данное спецподразделение было отправлено в Косово с целью достижения боевых результатов, потому что ехали они туда вовсе не для того, чтобы арестовывать безоружных заложников… С ролью карателей могли бы вполне справиться даже и наспех набранные уголовники.

В Косово и Метохии «красные береты» с самого начала войны весной 1998 года сыграли главную роль в борьбе против УЧК, проводя поиск и уничтожение баз УЧК.

Роль подразделений специального назначения армии Югославии и МВД Сербии была достаточно важной: хотя в ходе войны 1998-99 годов в Косово и Метохии подразделения специального назначения составляли от 3 до 5 % сил армии Югославии и МВД Сербии, именно они нанесли 75% потерь боевикам УЧК [1].

Продолжение следует

Примечания:

[1] «Тероризам албанских екстремиста».Милан Мијалковски, Петар Дамјанов. Новинско-издавачки центар «Војска».Београд.2002 г.

[2] «Приштински корпус: одбрана на више фронтова» – генерал-мајор Стевановић Радојко. Журнал «Нови гласник», №5, 2000 г

[3] «Jubilej SAJ» – Istok Bojović, Manojlo Vukotić, Branko Bogdanović, Dragan Džamić, Boris Vojvodić, Milan Galović, Dade Subašić, časopis «Kalibar», br. 62.

[4] «Knin je pao u Beogradu».General-major SVK Milisav Sekulić, Beograd 2001

[5] «JSO» – specijalni prilog br.2. magazinu «Kalibar», Branko Bogdanović, Milan Galović

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: