Leave a comment

Миодраг Новакович говорит о “черной трансплантологии” в Косово – “Мы не хотим быть разрезанными на куски!”


“Мы не хотим быть разрезанными на куски”

26.09.2012, 17:01
распечатать статью рассказать другу добавить в блог 18+

Карла дель Понте

© Коллаж: «Голос России»

Многие пленные сербы могли бы быть спасены, если бы МТБЮ своевременно отреагировал на информацию, содержавшуюся в секретном докладе миссии ООН о преступлениях “черных трансплантологов”, утверждает автор перевода этого документа на сербский язык Миодраг Новакович в интервью “Голосу России

Сейчас, когда к делу о “черной трансплантологии” в Косово вновь приковано внимание общественности и следственных структур, важно вернуться к тому, с чего все начиналось – к секретному докладу UNMIK (United Nations Interim Administration Mission in Kosovo, миссия ООН по делам временной администрации в Косово), который в 2004 был представлен тогдашнему Главному прокурору МТБЮ Карле дель Понте.

В документе говорится, что в течение 1999 года от 100 до 300 жителей Косова было похищено и переправлено на север Албании, в том числе – в печально известный “Желтый дом”, где им делали нелегальные операции. Фотокопии этого доклада, основанного на показаниях свидетелей, появились в сербских СМИ в 2010 году, но на английском языке.

Тогда главный редактор интернет-издания “Србски ФБ Репортер” Миодраг Новакович перевел его на сербский. Текст документа “разлетелся” по патриотическим сайтам, однако официальные СМИ обходили его вниманием, как, впрочем, и официальные лица.

Многие положения из доклада затем подтвердил и Дик Марти, но на один резонный вопрос до сих пор не найдено ответа: почему процесс активизировался лишь в последние годы, почему была совершенно потеряна первая половина 2000-х годов, упущено драгоценное время.

– В деле о “черных трансплантологах” появился новый свидетель

Вот лишь некоторые фрагменты из переведенного Новаковичем доклада.

Очевидец, который участвовал как минимум в пяти транспортировках пленных из Косова в “Желтый дом” на севере Албании, вспоминает:

“Сербы постоянно спрашивали, куда мы их везем. Охранники их заставляли замолчать. “Мы везем вас рубить дрова и работать на ферме”. В Призрене нам было сказано: бить пленных ни в коем случае нельзя, относиться к ним нужно хорошо. Я тогда подобное услышал впервые и удивился, так как всегда нам позволялось их бить, ломать руки и ноги, как нам угодно.

На следующий день мы их отвезли в дом юго-западнее от албанского местечка Бурел. Там передали доктору сумку с черной папкой. Думаю, там были какие-то документы. Каждый раз мы передавали докторам такие папки, которые привозили вместе с пленными. Албанский доктор Джамил, осматривая пленных сербов, особое внимание уделял брюшной полости и спрашивал нас, били ли мы их”.

В мае или начале июня 2000 года свидетель перевозил около 20 женщин из Восточной Европы и бывших советских республик. Он вспоминает, что в транспортном средстве не было окон, вентиляция оказалась неисправной, поэтому, когда открыли двери грузовика, несколько женщин были без сознания. Пять отправили в “Желтый дом”. А затем свидетель сопровождал авто, которое везло части тел и внутренние органы в аэропорт Ринас около Тираны.

В каком страхе перед “черными трансплантологами” жило сербское население, свидетельствует воспоминание о том, как албанец вез мужчину и женщину:

“Сербы были испуганы и в отчаянии. В какой-то момент мужчина попросил нас убить их тотчас же со словами: “Мы не хотим быть разрезанными на куски”. Мы также отвезли их в “Желтый дом””.

А вот как жертв готовили “на убой”:

Некто “Ц” говорил, что многих сербов отправляли в высокогорье, поправлять здоровье. Их хорошо кормили, они работали на фермах и рубили дрова. После того, как поступал “заказ” на органы, их везли на место. От первых двух сербов “взяли” только две почки, а затем их убили.

– “Черная трансплантология” в Косово: новые обстоятельства дела

Автор перевода, исследователь случаев “черной трансплантологии” и главный редактор “Србски ФБРепортер”Миодраг Новакович ответил на вопросы “Голоса России”.

 Г-н Новакович, в своей статье вы пишете: “То, что делает МТБЮ, – по сути, соучастие в этом кошмарном преступлении против похищенных сербов.  Факт, что во время подготовки доклада, согласно источникам, заслуживающим доверия, на севере Албании все еще были живые сербские пленные. МТБЮ и НАТО не только ничего не сделали для того, чтобы их освободить, но и препятствовали расследованию, чтобы затем в Трибунале уничтожить и доказательства, собранные в местечке Бурел”. Пожалуйста, объясните, какова роль “международного фактора” в расследовании преступлений “черных трансплантологов”.

– Сербские СМИ в 2008 году опубликовали доклад сербских следственных органов, который еще в 2001 был передан UNMIK, KFOR и Гаагскому трибуналу. Он содержал точную информацию о примерно 300 похищенных, которые после завершения войны НАТО против Югославии, были доставлены на север Албании, где у них были изъяты органы, проданные затем на черном рынке по всему миру.

В 2008 году тогдашний шеф координационной группы Сербии по Косово Небойша Чович заявил, что генпрокурору МТБЮ Карле дель Понте были предоставлены детальные карты с обозначенными местами, где удерживались сербские пленники.

Эта информация была результатом расследования сербских следственных органов. То, что она была передана, и что МТБЮ не отреагировал на нее, подтвердила в своем интервью немецким СМИ в марте 2008 года бывший пресс-секретарь МТБЮ Флоренс Хартман. Позже сама Карла дель Понте в интервью итальянской прессе заявила, что Гаага в своей работе руководствовалась политическими интересами, а не принципами правосудия, и что в те времена судебное преследование албанцев было просто запрещено.

– Дело Medicus в Косово: глобальная трансплантология

Страшный пример – Карле дель Понте были предоставлены свидетельства о точках, где находятся пленные сербы. Тогда в косовское село Врело был отправлен испанский контингент KFOR, но не успели они начать операцию по освобождению, как им было приказано вернуться на исходные позиции. Естественно, эти пленные исчезли без следа. Этот случай описал израильский журналист Сет Френцман в 2010 году.

Председатель объединения семей похищенных и убитых в Косово и Метохии Симо Спасич заявлял, что представители KFOR игнорировали их требования помочь найти членов своих семей, а это более 2000 сербов. Объединение начало организовывать акции протеста, и только после этого представители KFOR отвезли Спасича на одно из массовых захоронений. Спасич говорил, что среди убитых видел и труп малыша. А затем он узнал, что среди убитых был и его брат Милош, похищенный террористами из Освободительной Армии Косово.

– Почему же на основании доклада UNMIK не было возбуждено ни одного уголовного дела?

– Я считаю, что существуют причины как политические, так и криминальные. Как известно, до военной кампании и в ходе войны НАТО против Югославии террористы из ОАК и Альянс были практически союзниками, которые вместе сражались против общего врага – сербов. ОАК выполнял, по сути, функцию пехоты НАТО.

Таким образом, обвинив ОАК в военных преступлениях, НАТО бы тем самым обвинило себя. Даже если Альянс напрямую и не совершал военных преступлений (хотя мы все знаем, что совершал), он не смог бы избежать ответственности за страшные преступления своих албанских союзников, так как, выполняя функции оккупационной военной власти на территории Косово и Метохии, Альянс отвечал за безопасность всех гражданских лиц, а не только албанцев.

Назову и еще причину – предрассудки в отношении сербов. Прежде всего хорошо известную ненависть тогдашнего шефа администрации UNMIK Бернара Кушнера. Лучшая иллюстрация отношения Кушнера – решение основанной им организации “Врачи без границ” исключить из своего состава греческих врачей, так как в ходе войны НАТО против Югославии они приехали сюда, чтобы оказывать помощь ее жертвам.

То, что Кушнер лично препятствовал расследованию, подтвердила Гаагскому трибуналу в ходе процесса над экс-президентом Югославии Милошевичем и бывший судья окружного суда в Приштине Даница Маринкович, но эту информацию суд проигнорировал. И Карла Дель Понте в своей книге “Охота. Я и военные преступники” обвиняла Кушнера в том, что он мешал расследованию дела о похищении сербов.

– 100 тысяч долларов за новую почку 
– Новые аресты в деле «черных трансплантологов» в Косово

В одном из интервью она говорила, что ранее не позволялось писать про страшные преступления “черных трансплантологов”, потому что это поставило бы под сомнение провозглашение косовской независимости. Я считаю, что это и было главной причиной, почему швейцарская прокуратура запретила презентацию книги непосредственно перед провозглашением независимости Косово. Естественно, затем этот запрет был снят.

В мае 2008 года заместитель прокурора Сербии по военным преступлениям Бруно Векарич заявил: он лично передал UNMIK доказательства того, что один из высокопоставленных представителей этой миссии, по профессии судебный эксперт, замешан в торговле органами, более того, он участвовал в нелегальной торговле и в Боснии и Герцеговине. Но UNMIK не только не начал расследование, но и позволил ему уехать в Южную Америку, утверждал Векарич.

– Из доклада UNMIK становится понятно, во-первых, что в торговле органами замешана “элита” террористической ОАК, а во-вторых, что многие албанцы, которые сотрудничали с этим военным образованием, делали это под давлением и зачастую оказывались жертвами своих же соотечественников.

– Замешанность элиты ОАК, помимо Дика Марти, засвидетельствовали UNMIK и некоторые западные разведывательные службы. Прежде всего речь идет о Хашиме Тачи и Рамуше Харадинае. Проблема в том, что албанское сообщество в Косово функционирует по принципу итальянской “Коза Ностры”, а может быть еще и страшнее.

Вы можете прочитать в докладе UNMIK – в нем, при упоминании брата Даута, который командовал лагерями на севере Албании, фигурирует и бывший комендант ОАК Рамуш Харадинай. Он, как известно, представал перед МТБЮ, но затем был освобожден ввиду отсутствия доказательств. А недостаток доказательств – это, на самом деле, отсутствие свидетелей, которые либо погибли, либо пропали.

Дик Марти доказал мафиозный характер элиты ОАК в своем докладе и сфокусировал внимание прежде всего на “самой крупной рыбе” – премьере Косово Хашиме Тачи, также бывшем коменданте ОАК. Проблема в том, что речь здесь не идет только об албанской мафии. В Косово пересекаются интересы различных международных группировок, включая и представителей НАТО и, вероятно, некоторых коррумпированных чиновников миссии EULEX. Это главная причина, почему доклад Дика Марти пытаются замолчать.

Что же до албанцев, вы правы – определенное число албанцев принудили участвовать в этих страшных делах. Некоторых насильно рекрутировали в ряды ОАК, шантажировали – в основном, из-за долгов местным комендантам ОАК, то есть шефам мафии.

Британский журналист Ник Торп в свое время взял интервью у выжившего после “черной трансплантологии”. Это был албанец. Когда Торп спросил его, как он понял, что другие жертвы, которых мучили и убивали, были сербами, он ответил: “Когда кого-то пытают, он просит помощи на своем родном языке “Мама…” (О, Мајко).

– “Мы все были в крови, она била ручьем”

Вот в чем парадокс. В отношении этих албанцев, которых заставляли работать на ОАК, совершено еще одно тяжкое преступление, но уже со стороны UNMIK и МТБЮ. Почти никого из этих свидетелей сейчас нет в живых, они погибли или пропали без вести из-за неспособности этих организаций защитить их. Какой справедливости тогда могут ожидать сербы от этих же самых организаций, которые неспособны защитить даже “защищенных” свидетелей?

————————————-

http://rus.ruvr.ru/2012_09_26/Mi-ne-hotim-bit-razrezannimi-na-kuski/

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: