1 Comment

Есть ли конца злодеянию “Фонда гуманитарного правa”


Есть ли конца злодеянию “Фонда гуманитарного правa”

Для суда в Швеции, все сербы – преступники, а все албанцы – жертвы.  Хуже серба только серб-полицейский, спокойно сказала Наташа Кандич, представляя шведскoму суду сфабрикованные доказательства вины всего подразделия полиции, чтобы один член полиции был приговорен к пожизненному заключению за преступление которого он не совершил.

Все сербы военные преступники. Эта фраза была вынесена полностью безнаказанно шведским прокурором Ларсом Хедвалом в зале суда, где состоялся суд Милича Мартиновича, обвиненого по подозрению в участии в убийстве 41 албанцев в деревне Чушка 14. Мая 1999 года.
Действующий судья не выдал выговор прокурору, хотя, по закону, его должно было немедленно обвинить по распространению ненависти.

Mилич Мартинович родился 25 Мартa 1977-ого года на месте Витомирица вблиз Печи. Женат, отец троих несовершеннолетних детей. С ноября 1998 года работал в полиции Печ.
Своей родинe служил в ее худшие дни, когда она стала жертвой агрессии НАТО.
После ужасов круглосуточной бомбардировки в 1999 году наступила еще более страшная оккупация Косово албанскими террористами. Вся его семья убежала из южной сербской провинции, и албанцами было похищено все что поколениями было создано. Для того, чтобы хоть как-то прокормить своей ребенки и себя, Милич в 2007-ом году оставил полицию и ушел в мир “в поисках куска хлеба”. Путь и зла судьба привели его в Швецию…

До 2009 года никто никогда не сказал о ему ни одного плохого слова – ни сербы, ни албанцы из Косово. Неизвестно кто в Гетеборге его впервые отметил как якобы “палача из Чушки”, но сегодня то уже не важно. Донос в любом случае достиг в Центр гуманитарного права в Белграде, который якобы имеющий лицензию инквизитора на охоту ведьм (при условии, что они сербской национальности), встревожил шведскую полицию. В апрелю 2010 года Милич арестован и помещен под стражу по обвинению в военных преступлениях.

Сербский прокурор Владимир Вукчевич в своем письме КТРЗ-4/10 от 10 января 2011 года подтверждал своим Шведским коллегам что против Милича не было никакого судебного преследования в Сербии. В частности, Вукчевич сказал: “Пока имеющиеся данные не дают основания подозревать, что Милич Мартинович был участником событий в месте Чушка, Печ, 14 Мая 1999 года”.

О монтированию процесса наиболее свидетельствует тот факт что  Милич был арестован апреля 2010 года  в то время как сербскому посольству в Стокгольме о тому сообщили только в сентябре этого года. В то же время, суд заслушивал всех свидетелей которие, по наущению
Кандич, отмечены как соответствующие. Следователь Свен Аке Бломбергсон, попросил их признать Милича на картинке. Все они, без исключения позже и в суде утверждали, что только
изображение Милича было отмечено. Прокурор Хедвал, конечно, объяснил, как они сами себя не понимают, потому что они якобы сказали, что они отмечали фотографии на которих признали Милича, а нет полиция.

Чтобы могли смонтировать доказательства, шведы не информируют сербское  посольство о задержании Милича, хотя позже было показанно что страх от возможного вмешательства дипломатов Сербии в правце уважения закона был совершенно неоправданным.
Несмотря на приглашение посетить сербских заключенных, бывший сербский посол в Швеции, и сегодня в Боснии и Герцеговине, Нинослав Стоядинович, не только что не пришел, но проигнорировал призывы Милича порекомендовать ему хорошего и приличного шведского
адвоката. Сербское министерство иностранных дел по настоянию семьи Мартинович, даже ответило только обычным письмом, сообщая что они были проинформированы о предыдущем случае, но полномочия министерства ограниченные.

По совету некоторых что для этих случаев лучший юрист в Швеции известный Эриксон, Милич попросил суд что он будеть его назначенным адвокатом. Суд ему ответил, что ему можно выбрать кого он хочет адвоката, при условии, что эго фамилия нет Эриксон.

Наконец, Милич получает два других адвоката. Причина этой щедрости суда в том, что эти адвокаты не терпят друг друга, так что из-за оскорбленного самолюбия они по существу бойкотировали судебное дело. Адвокаты никогда не сидели вместе, чтобы договориться о том, как вести защиту в такой сложной процедуры, они едва посещали своего клиента, и когда бы они приходили, приходили без переводчика. Один из них, некоторый Бертил, несколько раз приезжал в Сербию, якобы заслушивать свидетелей защиты и собирать фактические данные,
каждий раз возвращался с путешествия с впечатлениями о ночной жизни и прекрасной кухне.

И при тaкой защиты, обвинительное заключение имело все шансы на провал. Главна опора обвинения, защищенный свидетель сказал суду что он не видел Милича в месте Чушка во время совершения преступления, и когда его прокурор спросил, почему ранее сделал другое заявление, он ответил, что сделал это под давлением со стороны шведской полиции и
Наташе Кандич.

Другие свидетели не смогли договориться о том, где они увидели бвиняемого во время совершения преступления, так что он в соответствии с их заявлениями, на то же время был на больше удаленных местоположений … Наконец, один “свидетель” утверждал, что лично слышал как Милич издавал приказы полицейским убить трех албанцев, но его оповергнул  следующий «свидетель», который утверждал, что обвиняемый только постоянно стоял рядом с какими-то воротами.

Один даже пытался убедить суд, что он видел Милич в военной форме, хотя шведское прокураторство никогда не имело никаких сомнений, что обвиняемый был полицейским, и что полиция носила совершенно иную форму чем армия.

Одна из свидетелей заявила, что признает “палача из Чушки”, Милича, утверждая, что на момент совершения преступления у его не было зубов. После того что защиты удалось доказать, что обвиняемый имеет все естественные зубы, и как медицинский невозможно чтобы взрослыми лицами зубы расли снова, суд только тот факт отвергнул как без значения, в то время как суд принял все остальное из показания свидетеля.

С другой стороны, защиты  удалось представить ряд документов и заявлений свидетелей заслуживающих доверия, которые подтверждают что Милич в критический день был по крайней мере в 50 километрах от места Чушка.

В письме 01-13109/10-4 направленном 23 Декабря 2010 года со стороны заместителя начальника кабинета министра внутренних дел Вани Вукича сказанно:
“… назначенный как активный член 3-его раздела ПЈП СУП-а Печ с 14. Мая 1999 года. по 19. Мая 1999 года. участвовал в совместном действии с членами ВЮ, чтобы нейтрализировать албанские террористические силы, (ШTС) в области Добре Воде с направлением движения к месте Овчарево, община Клина, Косово и Метохия, в то время как 19 Мая 1999 года в месте Пожаре, община  Дечани, он принимал участие в нейтрализации ШТС и восстановлению персонала и техники.”

Эти утверждения сербской полиции прокуратуры суда в Швеции отвергнули как ложные, сказав, что Сербия любой ценой хотят избежать вовлечение в преступление полиции?! Термин “Сербия” означает государство которое реагирует на каждую просьбу Гаагского трибунала о
выдаче, доставляя целое государственное, военное и полицейское руководство. Почему бы такое государство защищaло обычного полицейского?

Стоит вспомнить и что именно Фонд гуманиртарного парава 2. Марта 2009 года. возбудил уголовное дело против 17 бывших членов 37-ого Специального подразделения полиции (PJP) Сербии по подозрению в причастности к совершению военных преступлений в Косово. В течение нескольких дней сербские власти арестовали более таких подозреваемых, один из которых был в звании подполковника.

В своих двадцать лет, Милич в теории не мог быть полицейским офицером в моменте совершения преступления в месте Чушка, и потому совершенно непонятен аргумент что Сербия при помошчи сфабрикованных документов в этом случае защищает министерство
внутренних дел.

Чтобы процесс не пропал, прокуратура тянет ее тяжелое оружие – лично Кандич! Хотя на момент преступления она не была в провинции Косово, не говоря о месте Чушка, она утверждает, что имеет определенные знания  (?), что именно Милич был один из преступников в этой области. Как ее это выяснилось, Кандич никогда не объяснила, а суд не спросил.
Сразу после этого заявления дежурного свидетеля в судах против всех сербов в мире, и только на этом основании, суд выносит приговор в январе этого года – Милич Мартинович приговорен к пожизненному тюремному заключению!

Причины, по которыми каждый из участников в этой фарсе суда действовали так как действовали, быстро раскрылись. Швеции как раз перед арестом Милича было дано предупреждение со стороны ЕС, что на ее территории находится большое число сербов
которые во время войны были в бывшей Югославии, и что никто из них не был осужден за военные преступления. Процессом против Милича шведы хотели показать, что они серьезно принимают обязательство санкционирования военных преступников.

Каждый из свидетелей, который свидетельствовал против Милича получил от Кандич 150000 крон (15000 евро), чтобы дать соответствующие заявления. Полицейский следователь, как показалось, с удовольствием помогал им «узнавать» Милича на картинах, а когда они слишком догнали в своей лжи, прокурор помогал им интерпретируя для записи того, что они хотели сказать а не то, что они на самом деле сказали.

Наташа Кандич и адвокат фонда, Мустафа Радонич, которие являются главными промотерами преследования, не только против Милича но и против многих других невинных сербов, за свои действия имеют более чем одной причине. Из пяти наиболее важных финансистов Фонда гуманитарного права, даже двое из Швеции: Шведское агентство по международному развитию (СИДА) и Шведский Хельсинкский комитет по правам человека. Так у Кандич было миллион причин (в евро) именно в Швеции наместить осуждение вымышленного военного преступника.

Кроме того, сама Наташа Кандич на одном перерыве суда в Стокгольме в полтора голоса объявила собранными: «… Когда этот будет осужден, я лично буду стараться привлеч к суду все из ПЈП”.
Ее болезная фиксация – осудить всех членов сербской полиции и армии подтверждает и то что было в суде, мимоходом, когда она сказала самом Миличу: “Ты хуже чем серб, ты сербский полицейский.”

В конце концов, есть только слабая надежда, что апелляционный суд в Швеции имeет больше чувства для законности и освободить невинного человека. Семья Мартинович просит всех кто знает некоторого честного и хорошого юриста в Швеции, чтобы им рекомендовать его как бы
праваде удалось победить.

МТБЮ приговорили к пожизненному заключению только генерала армии Республики Сербской, Радослава Крстича и Милана Лукича. Милич Мартинович является третьим человеком, который “за военные преступления”, был приговорен к пожизненному заключению. Возможно ли, что обычный полицейский несет наибольшую ответственность за гибель сотен тысяч людей в гражданской войне в бывшей Югославии?

_____________________________
http://www.magazin-tabloid.com/casopis/index.php?id=06&br=252&cl=12
Перевод на русский – ФБР

About Editor

Више информација о аутору М. Новаковићу на: http://miodragnovakovic.wordpress.com/

One comment on “Есть ли конца злодеянию “Фонда гуманитарного правa”

  1. […] Превод текста на руски доступан је на следећем линку […]

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: